indicator (indicator) wrote,
indicator
indicator

Чернобыльская картошка и липовые диссертации

Как возрождают сельское хозяйство на землях, зараженных радиацией, своевременно ли сейчас распахивать брянские поля, как предлагает губернатор области Александр Богомаз, кому это было бы выгодно даже вопреки правилам радиационной безопасности и кто должен принимать такие решения: политики или ученые, разбирался Indicator.Ru.



Губернатор Брянской области Александр Богомаз рассказал в интервью ТАСС о своих планах возвратить в сельскохозяйственный оборот земли, зараженные после Чернобыльской аварии. Речь идет о 360 тысячах гектаров пашни с загрязнением выше 5 кюри (был ли этот уровень после аварии или таков он сейчас, губернатор не сообщает), которые, по словам Богомаза, можно начать использовать, если удобрить их калием и фосфором. Понять его легко: прошло уже больше 30 лет, радиоактивность ослабевает, а непаханные поля новых возможностей манят желающих поднимать сельское хозяйство в регионе. Не исключение и сам Александр Богомаз, владелец обширных картофельных и злаковых полей и автор кандидатской, в 2013 году угодившей в сети «Диссернета». Indicator.Ru поинтересовался у экспертов, насколько это оправданно и безопасно и подтверждает ли наука аргументы политика.

«5 кюри — это много, такие земли вводить в оборот нельзя»

Свои вопросы мы решили задать экспертам из двух наукоградов, где уже много лет занимаются исследованием воздействия радиоактивности на клетки, организмы и экосистемы, — Обнинска (город в Калужской области, где была открыта первая АЭС в 1954 году) и Дубны (где находится Объединенный институт ядерных исследований, учрежденный 18 странами, и строится свой коллайдер).

«Говорить общие вещи очень трудно, все зависит от конкретного участка и уровня доз, — комментирует ситуацию доктор физико-математических наук Геннадий Тимошенко, заместитель директора по научной работе в Лаборатории радиационной биологии ОИЯИ. — За 30 лет значительная часть радиоактивности ушла в землю — с дождевыми осадками, паводковыми водами она углубляется и распределяется по большему объему земли. В этом смысле уровни радиоактивных загрязнений действительно падают. Но это очень зависит от типа почв и от степени первоначального загрязнения». По словам ученого, который принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, в целом возвращение земель в сельскохозяйственный оборот — реальная и разумная перспектива. Вот только процесс этот должен быть последовательным и многоступенчатым, с учетом измерений уровня поражения каждого конкретного участка, характеристики почв и подбора определенных культур.

«Авария 1957 года на Южном Урале, когда бочка с отходами "Маяка" взорвалась, — тому подтверждение, — уверен ученый. — Прошло уже очень много лет, многие земли (разумеется, не все) вернули в сельскохозяйственный оборот, делали там глубокую перепашку, и продукция, которая там производится, чистая. Земля сама по себе обладает очень высокими регенерационными свойствами. Не знаю, как в Брянске, но возле самого Чернобыля почвы — легкие суглинки, песок, в которых радиоактивность вместе с дождями очень быстро уходит вниз, в глубину. Если почвы глинистые, вода проникает с трудом, распределение радиоактивности будет не так быстро происходить».

Читайте дальше на Indicator.Ru.



Автор: Екатерина Мищенко
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments