indicator (indicator) wrote,
indicator
indicator

«Кровавая» химия: как раскрывали преступления в XIX веке

Как отличить мужскую кровь от женской, а кровь овцы — от крови человека? Современные эксперты делают это легко, но как справлялись с этим медики в XIX веке? Как они делали это с помощью реактивов и даже с помощью запаха, рассказывает Indicator.Ru.



Судебная медицина Конан Дойла

– Я нашел реактив, который осаждается гемоглобином, и ничем другим.

– Да, как эксперимент это интересно, но какое практическое применение?


– Господи! Именно практическое. Вы просто не понимаете, какие возможности это открывает перед судебной медициной. Всего одна капелька крови... Видите, вода кажется совершенно прозрачной. Соотношение крови ничтожно – всего один к миллиону. А теперь представьте, что на одежде подозреваемого находят маленькое бурое пятнышко. Что это – кровь? Ржавчина? Фруктовый сок? Краска? Ни один эксперт не берется определить. А с помощью моего реактива это можно сделать за одну минуту.

Это разговор знаменитого сыщика Шерлока Холмса с доктором Ватсоном, который состоялся в гостиной квартиры 221В по Бейкер-стрит при их первой встрече. Именно Артур Конан Дойл предвосхитил идею о естественнонаучном изучении следов с места преступления, которая в то время для полиции казалась мечтой.

Первая повесть о приключениях частного сыщика («Этюд в багровых тонах») вышла в свет в 1887 году. А в 1893 году появилась вовсе не художественная книга, которая сделала идеи и методы частного сыщика реальностью. Это была книга по криминалистике под названием «Руководство для судебных следователей». Автором ее был Ганс Гросс – следователь из Австро-Венгрии, который вряд ли слышал о Конан Дойле и Шерлоке Холмсе. Скорее всего, он самостоятельно пришел к подобным идеям. В книге описывались методы исследования крови, ядов, огнестрельного оружия. Ганс Гросс считал, что следователям необходима помощь физиков, ботаников и особенно химиков для раскрытия преступлений.

Кровавые опыты

На месте убийства не всегда удается обнаружить пол, залитый кровью. Во-первых, сам преступник мог вытереть пятна, заметая следы. Во-вторых, с течением времени кровь может засохнуть или поменять цвет. На цвет пятен влияют влага, свет, высыхание, гниение крови, в результате чего он может меняться от красного до зеленоватого. Перед следователем стояла задача определить, действительно ли перед ним кровь. Если да, то чья она? Кому она принадлежит — жертве или преступнику? Мужчине, женщине или, может быть, собаке?

В середине 1820-х годов французские судебные эксперты начали идентифицировать следы крови с помощью химических тестов. К тому времени медики уже догадывались, что кровь состоит из большого числа компонентов, и найти один реактив, позволяющий с уверенностью сказать, что непонятное пятно на рубашке подозреваемого – это кровь, довольно трудно.

Испанский химик и врач Жозеф Орфила, известный своими методами нахождения яда в трупах жертв, положил начало химическим тестам по обнаружению крови. В своих исследованиях ученый капал кровь на ткань и замачивал ее в воде, а полученный раствор подвергал воздействию различных химических веществ – соляной кислоты, карбоната калия, растительных компонентов. Эти реагенты либо изменяли окраску раствора, либо вызывали выпадение характерного осадка, по которому можно было судить о наличии в растворе крови.

Также Орфила использовал одну особенность крови, отличающую ее от других жидкостей, – свертываемость. Исследователь помещал кровавый раствор на стекло, и наблюдал, как в течение нескольких минут начинали образовываться сгустки. Накопленные наблюдения научили его отличать пятна крови от ржавчины или пятен виноградного сока.

Однако у Жозефа Орфила был серьезный оппонент – химик и ботаник Франсуа-Венсан Распай, который выступал против того, чтобы методы Орфила использовались в судебной практике. Распай заявлял, что смесь марены красильной и белка альбумина выглядит так же, как кровь, и по отношению к использующимся для распознавания крови реагентам ведет себя схожим образом. Также Распай утверждал, что изменение окраски раствора нельзя охарактеризовать объективно: каждый судебный эксперт может интерпретировать ее по-разному. Он считал, что судьба подсудимого не должна решаться таким сомнительным способом.

Под микроскопом

После разгрома Орфила с его методами в исследовании крови началась новая глава – исследование пятен под микроскопом. Французский химик и физик Пьер Луи Дюлонг утверждал, что с помощью микроскопа можно не только с уверенностью определить, какое перед нами пятно – крови или вина – но также выяснить, кому принадлежит эта кровь, человеку или животному. Свои заявления Дюлонг подкреплял ранними исследованиями других химиков, которые сообщали о том, что размер и форма «красных шариков» (эритроцитов) у разных животных неодинаковы.

Дюлонг говорил, что у млекопитающих клетки крови под микроскопом круглые, а у птиц и хладнокровных животных они имеют форму эллипса. Несмотря на то, что микроскопы в то время были уже достаточно неплохими, у этого криминалистического метода тоже нашлись свои противники. В те времена лишь довольно ограниченное число врачей владели методами микроскопических исследований, и многие медики рассматривали микроскопы не только как бесполезные для медицинской практики приборы, но и называли их «лживыми» и «вводящими в заблуждение». (подробнее см. книгу William F. Bynum and Roy S. Porter, Medicine and the Five Senses, Cambridge, 1993)

Оппоненты Дюлонга заявляли, что, подобно тому, как могут подвести глаза в опытах Орфила, так и линзы микроскопа могут исказить изображение, или же сам эксперт неверно определит форму кровяных клеток. Самым яростным противником микроскопического метода был, разумеется, Орфила. Он говорил, что микроскопические исследования сложны и требуют особой подготовки, которой многие ученые не имеют (в том числе и он сам). Также он считал, что размер и форма эритроцитов может меняться из-за загрязнения и высыхания крови.

Бычья кровь пахнет говядиной?

Еще одним противником использования микроскопа для исследований следов крови был ученый Жан-Пьер Барруэль, который заведовал лабораторией факультета медицины Парижского университета. В 1820-1830-е годы он часто сотрудничал с Орфила, выступая в роли судмедэксперта. Барруэль стал знаменит благодаря разработанному им методу обнаружения крови. Он изобрел новый тест – на основе запаха.

Исследователь пришел к такому экстравагантному методу в конце 1810-х годов во время изучения свойств и состава крови. В одном из экспериментов сгусток бычьей крови ученый погружал в раствор серной кислоты, а затем нагревал. Барруэль был поражен запахом говядины, который исходил из образца во время этого эксперимента. Несколько лет спустя Барруэль помогал Орфила с его исследованием по обнаружению следов морфия в крови у самоубийцы. И тут Барруэль, воспользовавшись случаем, бросил сгусток крови в раствор разбавленной серной кислоты. Выделившийся при этом запах мужского пота был настолько сильным, что Барруэль даже на какое-то время вышел из лаборатории.

После этого случая ученый начал свои опыты с различными образцами крови людей и животных. В конце концов ученый пришел к выводу, что кровь различных животных имеет свой неповторимый запах. Барруэль утверждал, что с помощью серной кислоты и обоняния можно легко угадать, кому принадлежит кровь – человеку или животному. Ученый заявил, что по запаху он может даже отличить мужскую кровь от женской.

Читайте далее на сайте Indicator.Ru.

Автор Виктория Барановская
Tags: история науки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments