indicator (indicator) wrote,
indicator
indicator

Чем нас лечат: Мексидол и другие антиоксиданты

Насколько полезны антиоксиданты

dertrick/Pixabay

Помогает ли зеленый чай от рака, почему диагнозу «вегето-сосудистая дистония» не стоит доверять и работают ли антиоксиданты и один из самых популярных подобных препаратов, Мексидол, разбирался Indicator.Ru.

Каждый человек хотел бы жить дольше. Самый простой способ, которым производители БАД и лекарств предлагают этого добиться, — сделать укол или выпить таблетку с «живительными» антиоксидантами. Это слово уже не просто вошло в моду — оно стало притчей во языцех. «Если не хотите стареть, ешьте овощи, там антиоксиданты», «зеленый чай содержит антиоксиданты, которые уберегут вас от рака» — такие фразы звучат на каждом углу, из каждого пятого выпуска рекламы. Кроются ли за этими формулировками чудеса природной изобретательности, или банальные человеческие упрощения, большой вопрос.

Давайте попробуем на него ответить, а заодно и разберем самый продаваемый по версии аналитиков фармацевтического рынка из DSM Group антиоксидантный препарат под названием Мексидол. Доказана ли эффективность имеющего правительственные награды и включенного в список жизненно важных и необходимых лекарственных средств препарата, назначаемого при нарушениях мозгового кровообращения, абстинентном синдроме, глаукоме, перитоните и даже инфаркте миокарда?



Анти…чего?

Название «антиоксидант» намекает на то, что препарат должен противодействовать каким-то оксидам или самому процессу окисления. Эти вещества призваны нейтрализовать те самые свободные радикалы, которые тоже успели порядком приесться. Но что они, в сущности, такое и откуда они берутся?

В наших клетках есть «внутренние электростанции», митохондрии, которые извлекают энергию из того, что мы съедаем и вдыхаем. Как и атомные электростанции, они работают с потенциально опасными веществами и окружены толстой стеной — двойной мембраной. Спойлер: дальше — часть для любителей химии, если вы не такой, смело пропускайте. Но можно и прочитать, там хоть и бывает сложно, но интересно.

Энергия добывается в несколько стадий (за исключением некоторых промежуточных реакций): расщепленная во время пищеварения глюкоза сначала превращается в две молекулы пировиноградной кислоты, потом окисляется до ацетил-кофермента А, который, встретившись с щавелевоуксусной кислотой (ЩУК), передает ацетат, и ЩУК превращается в цитрат (ион лимонной кислоты).


Цикл Кребса
Wikipedia Commons


Цитрат вовлекается в цикл превращений, который называют циклом Кребса (на самом деле, Сент-Дьерди — Кребса, потому что роль одного из его ключевых компонентов установил американский химик венгерского происхождения Альберт Сент-Дьерди). Представьте себе бесконечное колесо обозрения, которое делает несколько остановок на разной высоте. Путь в нем пассажир начинает цитратом, но на каждой остановке выходит из кабинки, переодевается или пускает к себе кого-то еще, иногда берет с собой дополнительную поклажу, иногда выбрасывает что-то наружу, а потом продолжает путь.

Ион щавелевоуксусной кислоты, получив ацетат от ацетил-КоА, становится ионом кислоты лимонной.


Лимонная кислота
Wikimedia Commons


Пройдя через этот цикл, цитрат снова становится щавелевоуксусной кислотой, чтобы снова получить «чемоданчик»-ацетат, принадлежащий ацетил-КоА, и заново начать свой путь. Суть этих превращений не в том, чтобы бесконечно «катать» цитраты, которым, в общем-то, все равно, а в образовании энергии: выход запасающих энергию молекул АТФ после гликолиза равен двум, а после того, как некоторые продукты цикла Кребса передают энергию на «турбину» АТФ-синтазы, образуется до 30-36 новых молекул АТФ.


Wikimedia Commons

Механизм синтеза АТФ во внутриклеточной электростанции очень выгоден, но в результате образуются и опасные продукты. В ходе реакций от кислорода отщепляются электроны, и появляются его реактивные формы.

Если вы имеете с ними дело, у вас есть две новости: хорошая и плохая. Плохая состоит в том, что они ужасно хотят реагировать со всеми другими молекулами, нарушают привычный ход клеточных событий и повреждают ДНК, если их выпустить из митохондрии наружу. Но есть и хорошая: благодаря стремлению реагировать со всем вокруг, живут они очень недолго, превращаются в менее опасные, поэтому сбежать из митохондриальной темницы с двойной мембранной стеной им не всегда удается. Однако, если у них это получится, они могут разрушать все на своем пути, ни дать ни взять радикалы (причем даже в буквальном, химическом смысле).


Продолжение материала об антиоксиданте Мексидоле читайте на сайте Indicator.Ru.



Автор — Екатерина Мищенко

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.
Tags: Чем нас лечат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment