indicator (indicator) wrote,
indicator
indicator

Чем нас лечат: Ксарелто. Работает ли самое продаваемое лекарство от тромбоза

Научный разбор популярного препарата


PublicDomainPictures/Pixabay

Инфаркты и инсульты часто случаются из-за того, что оторвавшийся тромб закупоривает сосуд, поэтому с системой свертывания крови шутки плохи. Что у системы свертывания крови общего с «Войной и миром», как молекулы залезают друг другу в карманы, чем тромб похож на военное укрепление, как найти баланс между загустением крови и смертью от кровоизлияния и причем тут крысиный яд, Indicator.Ru рассказвыает в новом выпуске рубрики «Чем нас лечат».

Ишемическая болезнь сердца и инсульт – две самые распространенные причины смертности в мире, в сумме они вызывают около 20% всех смертей. За такими показателями не угнаться ни раку, ни инфекциям. В основе обоих этих процессов, а также множества других проблем со здоровьем, лежат нарушения свертывания крови. Даже болезни, вовсе не связанные с кровеносной системой, могут вызывать смерть человека, например, из-за заражения крови.

Поэтому неудивительно, что в мае и апреле в десятку самых продаваемых препаратов в российских аптеках препаратов вошел Ксарелто, который назначают для профилактики тромбоза и инсульта.

В России препарат прошел клинические исследования (они даже зарегистрированы), известен он и за рубежом, вот только в докладе FDA (Food and Drug Administration) – американского Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов – его признали одним из четырех самых опасных лекарств в США. Эксперты из FDA нашли более десяти тысяч сообщений о серьезных побочных эффектах в результате приема Ксарелто. В том числе, было зарегистрировано 8643 случаев кровоизлияний, 4508 пациентов пришлось госпитализировать, а 1121 человек погиб.

Почему в таком случае его не запрещают, считать ли популярность Ксарелто успехом медиков и фармацевтов или маркетологов, на что препарат влияет в организме, каким пациентам он не подходит и как снизить риски, разбирался Indicator.Ru.

«Война и мир» до последней капли крови

Препарат назначают в виде таблеток, которые можно пить иногда всего раз в день, поэтому он удобнее, чем ранее созданные препараты со схожими свойствами, которые приходилось вводить внутривенно. Действующее вещество Ксарелто называется ривароксабан и содержится в таблетке в количестве 15 мг.


Структура ривароксабан
Brenton/Wikimedia Commons


Это вещество синтезировала компания Bayer в 1999 году. Доклинические испытания начались в двухтысячных, а в 2008 препарат поступил в продажу. Согласно исследованиям, действие ривароксабана основано на том, что молекула вставляет «руки» связей в два «кармана» важного участника процессов свертывания крови, фактора Xa, и этим не дает ему работать. Эти карманы обозначены на рисунке как S1 и S4.


Иллюстрация действия ривароксабана
Nature Reviews Drug Discovery


Попробуем немного разобраться, что это за таинственный фактор и чем он занят в организме. Система свертывания крови у млекопитающих сложна, как взаимоотношения персонажей в романе Толстого, да и имена у героев очень похожи: протромбин и тромбин, фибриноген и фибрин… Но это усложняет задачу только на первый взгляд: если знать, что приставка «про» или второй корень «ген» означают «что-то, из чего получится остальная часть слова», различия между этими веществами становятся становятся очевидны.

В «Войне и мире» каждый герой идет к собственной цели, а потом из их действий, направленных в разные стороны (часто в противоположных), как сумма векторов, складывается повествование. Бывает, что какой-то поступок аукается героям в далеком будущем самым неожиданным образом, или его последствия мешают им делать что-то еще. В отношениях факторов свертывания крови дело обстоит похожим образом: например, может случиться так, что перепроизводство какого-то вещества запускает процессы, которые приводят к тому, что подавляется его собственное действие.

Обратная связь помогает сохранять равновесие, нарушение которого грозит организму гибелью. Если кровь будет слишком вязкой, сгустки закупорят кровоток, и органы и ткани питания не получат, а если слишком жидкой, то кровотечение практически от любой царапины может привести к смерти от потери крови. Поэтому реакции связаны между собой в каскад, где получающиеся на каждом этапе вещества активируют (режут, видоизменяют, разгибают) друг друга последовательно, как костяшки домино – но с системой отмены и противовесов. На некоторых этапах этого каскада, наоборот, есть механизмы, усиливающие сами себя.

Суть всего процесса в двух словах – образование фибрина. Это нитчатый белок, которой паутиной оплетает рану. В сплетении его нитей застревают тромбоциты, как большие повозки обоза, из которых строят военные укрепления. Там же оказываются и везущие кислород эритроциты, и другие элементы крови. Получившееся укрепление – это и есть тромб. Но где хранить фибрин, пока он не нужен? Как быстро доставить его к месту назначения? Эволюция подготовила для позвоночных, у которых есть эта система, изящный выход: кусочки этой паутины в растворимом виде постоянно плавают в крови.

Эти кусочки – молекулы фибриногена, состоящие из трех частей. В норме они согнуты посередине – фибриноген как бы сидит и носит белые перчатки, в которых высокомерные молекулы фибриногена никогда не пожмут друг другу руки. Но когда приходит тромбин с «вестью» о вторжении – ране, куда могут проникнуть инфекции и откуда может вытечь кровь, молекулам фибриногена уже не до своих принципов – нужно защищать родину. Поэтому они снимают белые перчатки, встают (выпрямляются) и начинают связываться вместе, образуя нити фибрина. Они объединяются против общего врага, как множество в мирное время недолюбливавших или даже презиравших друг друга героев «Войны и мира».

Xa-фактор, с которым не до смеха

Сам тромбин тоже не плавает на свободе, чтобы не наводить среди других участников системы лишней паники. Он существует в виде протромбина, который тоже надо активировать – снять «капюшон» с активного центра, чтобы превратить его в действующую форму (которая еще и может переключаться, чтобы выполнять разные задачи). Эта действующая форма и есть тромбин.

Но как протромбин «узнает», что пришла пора превращаться в тромбин и бить тревогу? Первыми о повреждении сигнализируют особые дозорные с «форпостов» защиты организма. Весть о разрушении и повреждении клеток организма приносит тканевый фактор – белок, который содержится в мембранах всех клеток, за некоторым исключением, а о контакте с какими-то опасными поверхностями (когда в рану проник какой-то объект) сообщает белок, который называют фактором Хагемана.

На пересечении этих двух путей начала каскада стоит Х-фактор, который в присутствии нескольких других факторов (перестраховка никогда не помешает) и ионов кальция как раз и сообщает протромбину, что настал его звездный час.

Название Х следует читать не как «крестик» или «икс», а как «десять» латинскими цифрами, потому что эти факторы получали свои номера в порядке открытия. А индекс «а» означает, что он активирован. Поэтому фактор Xa – это не «фактор икс-а» и даже не «фактор ха», а «активированная форма фактора десять».

Именно в это звено и метят многие препараты, которые должны снижать риск образования тромба. И чем лучше молекулы лекарства связываются со своей мишенью (в нашем случае – фактором Ха), тем точнее они действуют и тем меньше побочных эффектов они могут вызвать.

Но как протромбин «узнает», что пришла пора превращаться в тромбин и бить тревогу? Первыми о повреждении сигнализируют особые дозорные с «форпостов» защиты организма. Весть о разрушении и повреждении клеток организма приносит тканевый фактор – белок, который содержится в мембранах всех клеток, за некоторым исключением, а о контакте с какими-то опасными поверхностями (когда в рану проник какой-то объект) сообщает белок, который называют фактором Хагемана.

На пересечении этих двух путей начала каскада стоит Х-фактор, который в присутствии нескольких других факторов (перестраховка никогда не помешает) и ионов кальция как раз и сообщает протромбину, что настал его звездный час.


Dr Graham Beards/Wikimedia Commons

Название Х следует читать не как «крестик» или «икс», а как «десять» латинскими цифрами, потому что эти факторы получали свои номера в порядке открытия. А индекс «а» означает, что он активирован. Поэтому фактор Xa – это не «фактор икс-а» и даже не «фактор ха», а «активированная форма фактора десять».

Именно в это звено и метят многие препараты, которые должны снижать риск образования тромба. И чем лучше молекулы лекарства связываются со своей мишенью (в нашем случае – фактором Ха), тем точнее их действие и тем меньше побочных эффектов они могут вызвать.

Первые препараты от тромбозов, например, варфарин, который изначально был разработан и до сих пор используется как крысиный яд, действовали более широко. Варфарин подавляет синтез тех факторов свертывания, которые помогает активировать витамин К. Препарат мешает витамину присоединять к ним карбоксильную группу COOH, что позволяет им прикрепляться к поверхности внутренней выстилки сосудов. На эту часть системы и воздействует варфарин, поэтому витамин К даже использовался как «противоядие» в случае отравления крысиным ядом, содержащим варфарин. Такие препараты сейчас считаются очень опасными, поскольку точность их «попадания» в мишень невелика, а риск побочных эффектов высок. Ксарелто же был одобрен в Канаде и Европе в 2008 году, в эру препаратов нового поколения, которые подавляют фактор Xa напрямую, ставя меньше палок в колеса всего остального запутанного механизма.


Продолжение материала о Ксарелто читайте на сайте Indicator.Ru.


Автор — Екатерина Мищенко

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.
Tags: Чем нас лечат

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 26 comments