indicator (indicator) wrote,
indicator
indicator

Карьера из карьера: кто нашел гейдельбергского человека

Как найденная в песке челюсть сделала бывшего промышленника знаменитым


Череп гейдельбергского человека возрастом 400 тысяч лет, найденный в Сьерра-де-Атапуэрка, Испания
Paul Hanna/Reuters


Как владелец химического завода стал профессором антропологии, на какую аферу подтолкнула мистификаторов находка древнейшего европейского предка человека и при чем здесь Артур Конан Дойл, Indicator.Ru рассказывает в ежедневной рубрике «История науки».

От предпринимателя до ученого

В 1859 году в свет вышел труд Чарльза Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора». Антропологи со всех концов мира отправились на поиски ископаемых свидетельств, которые бы «соединили» человека разумного с древнейшими обезьянами и решили бы проблему «промежуточного звена» эволюционной цепи. Ученые по очереди выдвигали на эту роль то человека умелого, то австралопитека, то человека прямоходящего (питекантропа). Удалось побывать в этой роли и еще одному «человеку», останки которого Отто Шетензак нашел в 1907 году.


Отто Шетензак
Общественное достояние


Будущий антрополог родился в 1850 году в семье учителя истории. После окончания средней школы у себя на родине — в немецком городке Штендаль — Шетензак продолжил обучение на аптекаря в Гамбурге. Кроме знаний, наш герой нашел здесь полезные знакомства, которые вскоре пригодились ему при открытии химического завода в городе Людвигсхафен-на-Рейне.

Первые десятилетия своей жизни Шетензак, вероятно, совсем не думал о научной карьере. Осенью 1877 он основал завод «Hofmann & Schoetensack AG» со штаб-квартирой в Мангейме. На компанию с внушительным уставным капиталом в 900 тысяч марок трудились 200 работников. Завод производил хлороформ, хлоральгидрат и галловую кислоту, которые применяли в медицине и для создания красителей.

Поначалу компания процветала, однако вредные вещества, которые выделялись во время производства, подорвали здоровье Шетензака, который стал чаще страдать от респираторных заболеваний. После очередного приступа бронхита наш герой оставил компанию и в 1883 переехал с женой и двумя сыновьями во Фрайбург. В местном университете наш герой изучал минералогию, геологию и антропологию. Спустя два года Шетензак защитил диссертацию по минералогии нефрита.


Нефрит
James St. John/Flickr


В 1888 семья ученого вновь переехала, на этот раз в Гейдельберг. Шетензак стал профессором Гейдельбергского университета. Заинтересовавшись эволюцией Homo sapiens, Шетензак обратил внимание на осадочные породы песчаного карьера Графенрейн, расположенного неподалеку от Гейдельберга, в деревне Мауэр.

Дело в том, что ранее в карьере находили останки всевозможных животных эпохи раннего плейстоцена (примерно 550 тысяч лет назад): древних носорогов, однопалых (с одним копытом) лошадей Стенона и саблезубых тигров. Шетензак посчитал, что бок о бок с этими древними животными вполне мог существовать и европейский питекантроп.

При каждом посещении Графенрейна ученый внимательно осматривал стенки карьера, мечтая найти останки первобытных костров или хотя бы отдельные угольки. Наш герой перебирал обломки породы, выискивая на них следы обработки. Каждая заостренная кость вселяла надежду: а вдруг к ней приложил руку предок человека? Однако на протяжении первых 20 лет раскопок, к несчастью ученого, ничего не выдавало присутствия обезьяночеловека в 25-метровой толще осадочных пород.

Челюсть из Мауэра

Наконец 21 октября 1907 года один из рабочих обнаружил в породе примитивную челюсть с зубами. О находке Шетензаку сразу же сообщил владелец карьера и друг ученого Иосиф Реш. Сгорая от нетерпения, наш герой на следующий же день отправился в Мауэр. На месте ему вручили огромную челюсть, правда, сломанную пополам. Оказалось, что от удара лопаты рабочего, разбиравшего песчаный слой, челюсть разломилась. При этом коронки нескольких зубов вылетели и бесследно пропали в песке. К счастью ученого, вторую половину челюсти удалось аккуратно извлечь из слоя и совместить ее с первой. В итоге, две половинки настолько хорошо «подошли» друг другу, что никто уже и не замечал линии излома.


Челюсть гейдельбергского человека, найденная Шетензаком
Gerbil/Wikimedia Commons


Строение челюсти удивило Шетензака необычно крупными размерами и характерным для обезьяны подбородком без выступа. Однако зубы были небольшими, даже меньше, чем у неандертальцев, а клык не выступал выше уровня других зубов. Контраст между обезьяньей челюстью и почти человеческими зубами оказался настолько поразительным, что Шетензаку оставалось поначалу лишь недоумевать.

Учитывая важность находки, наш герой решил составить официальный протокол. На место раскопа прибыл нотариус, которому нашедший челюсть рабочий детально расписал обстоятельства открытия. Оказалось, что челюсть массой 197 граммов была обнаружена на глубине 24 метров. От дна карьера ее отделял лишь тонкий слой песка.


Реконструкция облика гейдельбергского человека, Смитсоновский музей естественной истории
Ryan Somma/Flickr


Удалив налипшие на челюсть песчинки, Шетензак обнаружил на ней отпечатки древних окаменевших растений. Наш герой сравнил челюсть из Гейдельберга со всеми архаическими челюстями, найденными к тому времени, и решил, что перед ним один из самых примитивных образцов. Все данные антрополог подробно записал в книгу, вышедшую спустя год в Лейпциге («Нижняя челюсть гейдельбергского человека из песков Мауэра около Гейдельберга»). Тогда же на месте находки Шетензак установил каменный монумент с памятной надписью.

В 1908 году о самой древней из всех открытых ранее в Европе кости обезьяночеловека узнал весь мир. В то же время известность пришла и к профессору Гейдельбергского университета, о котором раньше знал только небольшой круг специалистов. Более того, вместе с ученым народ заговорил о владельце карьера и даже о рабочем, которому по счастливой случайности суждено было эту челюсть найти.

Шетензак назвал находку Homo heidelbergensis, подчеркнув тем самым ее особое положение. Включить в известные в то время группы гоминид гейдельбергского человека было невозможно. Долгое время после открытия Homo heidelbergensis оставался загадкой. Исходя из строения челюсти, найденное существо напоминало питекантропов, то есть представителей вида Homo erectus, однако зубная система указывали на более высокий эволюционный уровень.


Реконструкция лица женской особи Homo erectus, Смитсоновский музей естественной истории
Tim Evanson/Flickr


В учебниках середины XX века чаще всего приводилось только описание находки. Лишь в отдельных случаях гейдельбергского человека относили либо к «прогрессивным питекантропам», либо к неандертальцам. Без сомнения, всех удивляла древность гейдельбергской челюсти. Чтобы развеять миф об уникальности находки «древнейшего европейца», нужно было нечто большее, хотя бы фрагмент черепа, соответствующего найденной челюсти.

Пилтдаунский конфуз

Об открытии Шетензака узнал английский археолог-любитель Чарльз Доусон. Желание внести свой вклад в науку и, вероятно, тайная зависть подтолкнули его на так называемую пилтдаунскую аферу. Доусон якобы обнаружил в гравийном карьере Пилтдауна в графстве Восточный Сассекс в 1912 году окаменелые останки: часть черепа и челюсть ранее неизвестного древнего человека, которого археолог посчитал тем самым «недостающим звеном» эволюции. На протяжении сорока лет находка вызвала ожесточенные споры, пока в 1953 году качественную подделку все же не разоблачили и не установили, что череп, намеренно соединенный с немного подпиленной нижней челюстью орангутана, принадлежит полностью современному человеку возрастом 50 тысяч лет. Чтобы сымитировать «древность», аферист обработал череп бихроматом калия.

Продолжение материала о человеке, нашедшем гейдельбергского человека читайте на сайте Indicator.Ru.

Автор — Анастасия Ковалева

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram.
Tags: История науки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments