Чем нас лечат: Афобазол. Спокойствие или не только спокойствие?

Работает ли популярное успокоительное средство

PxHere

Как действует популярное успокоительное Афобазол, исследована ли его эффективность и в каких областях он принимается? На все эти вопросы отвечает рубрика «Чем нас лечат».

Изучать действие лекарственных препаратов на психику бывает сложно, особенно если вы хотите найти лекарство от раздражительности и тревожности. В этом случае может легко подействовать самовнушение: пациент может успокоиться только от того, что ему предложили выпить таблетку, от которой «точно все пройдет». В России, где зарегистрировать препарат намного легче, чем в США, Великобритании или ЕС, это создает опасность: может появиться целая череда препаратов с сомнительной эффективностью. Давайте посмотрим, относится ли к ним Афобазол, или же его действие доказано наукой.

Из чего же, из чего?

Действующее вещество Афобазола — фабомотизол, который относится к небензодиазепиновым препаратам. Название класса бензодиазепинов образовано, как это и принято в химии, по строению веществ и отражает присутствие в них бензольного и диазепинового (с двумя атомами азота, пятью углеродами и большим количеством двойных связей) колец.Лекарства от тревожных расстройств и спазмов в рядах бензодиазепинов ученые стали искать еще в пятидесятых годах, однако успеха такие попытки не приносили, и проект швейцарской фирмы Hoffmann–La Roche, где этим занимались, был закрыт. Вскоре, однако, бензодиазепины ожидало второе рождение: сотрудник лаборатории Эрл Ридер, проводя уборку, нашел очень «красивое кристаллическое соединение», которое так и не было испытано. Речь о веществе под названием хлордиазепоксид, которое внезапно оказалось очень эффективным на животных, поэтому его быстро, уже в 1960 году, внедрили в клиническую практику под маркой Либриум.

Молекула фабомотизола напоминает не только гусеницу с загнутым в кружок хвостом, но и молекулы бензодиазепинов. Желтый цвет изображает атом серы, синий — азот, красный — кислород, а черный с белым — углерод и водород. Евгений Титов/Wikimedia Commons

Дальнейшие поиски привели к появлению целой плеяды препаратов этой группы: оксазепама, диазепама (он более известен как Валиум), лоразепама, мидазолама и других. Им даже удалось частично вытеснить мощные, но опасные барбитураты (о некоторых из них можно прочитать в статье рубрики «История науки»). В отличие от барбитуратов и других транквилизаторов, которые вызывают сильное привыкание или характеризуются большим количеством побочных эффектов, бензодиазепины считаются более безопасными, особенно при кратковременном использовании.

Однако в 2010 году появилась статья в The Independent о подозрительно быстро затухших исследованиях безопасности нескольких известных бензодиазепинов. Специалисты переполошились: не вызывают ли эти лекарства необратимых изменений в мозге людей? Не опасны ли они?

В то же время в России давно начались попытки найти лекарства, воздействующие на то же звено в биохимии нервной системы, рецепторы к бензодиазепинам, но при этом не вызывающие тех же побочных эффектов. Так появился Афобазол.

GABA c ВОЗом — продажи легче

Как человека нельзя оценить лишь по его родственникам, так и фабомотизол нужно рассматривать самостоятельно, а не только полагаясь на заслуги и провинности «родственных» соединений. Каков же механизм его работы, описанный производителями?

Фабомотизол должен действовать на те же белки-рецепторы, что и бензодиазепины, усиливая восприимчивость рецепторов к молекуле гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК). ГАМК (она же GABA — γ-Aminobutyric acid) — нейромедиатор. Это молекула-посредник, одна из многих нейромедиаторов организма, которые синтезируются в нейронах. У них много разных функций, но конкретно ГАМК отвечает за торможение нервной системы.

Нервные клетки передают нервные импульсы друг другу по своим отросткам. Место, где отростки «стыкуются» с клеткой (нейроном или клеткой, получающей от него сигнал), называется синапсом. В зоне контакта всегда есть небольшое пространство, синаптическая щель, поэтому, чтобы попасть из одной клетки в другую, молекулы выбрасываются в щель из специальных пузырьков, в которые клетка «упаковала» их при производстве. Стенка пузырька при этом сливается с клеточной мембраной. По ту сторону щели выброшенную из клетки ГАМК ждут рецепторы, с которыми она должна связаться.

Если в организме вырабатывается недостаточное или, наоборот, чрезмерное количество ГАМК, развиваются различные заболевания. С неправильной работой ГАМК связана и эпилепсия — избыточное возбуждение нейронов, которое не подавляется в должной степени тормозящим действием ГАМК. Поэтому пациентам с эпилепсией или гипертонией могут прописать препараты — аналоги ГАМК. Синтезируется в организме, кстати, она из глутамата (такая вот интересная химия творится у нас внутри).

Химический синапс. Nrets, Surachit/Wikimedia Commons

В теории все логично: усиливая восприимчивость нервных клеток к «тормозящей» молекуле, такой как ГАМК, препарат должен снижать нервозность и тревожность. А как дела с экспериментальными подтверждениями? Существуют исследования, подтверждающие этот механизм на отдельных клетках крыс, но целый человеческий организм, естественно, отличается от них.

В качестве «тяжелой артиллерии» доказательств эффективности производители приводят ссылку на включение Афобазола в анатомо-терапевтическо-химическую классификацию Всемирной организации здравоохранения в разделе «Экспертная оценка ВОЗ». Но, как мы уже выяснили в статье про Арбидол, этот список нужен для сбора статистики применения разных лекарств по всему миру, и сам факт включения туда не означает, что ВОЗ считает препарат эффективным. Как предупреждает сам сайт классификации, внесение в нее — это «не рекомендация к использованию и не предполагает никаких оценок действенности или сравнительной эффективности препаратов и их групп».

Также сайт предостерегает, что кто-то может использовать информацию о включении в список в рекламных целях, чтобы покупатель лекарства не был обманут, что оно «одобрено ВОЗ». Однако формулировки на сайте Афобазола обтекаемы и не утверждают, что Всемирная организация здравоохранения признала, что препарат работает, поэтому фактически производители не врут.

От кардиологии до гинекологии

В разделе для медицинских специалистов производители Афобазола приводят широкий список сфер, где пригодится их препарат. Предлагается скачать десятки научных публикаций об использовании их препарата в неврологии, кардиологии, дерматологии, психиатрии, гастроэнтерологии и даже гинекологии. У всех этих научных статей, резюме, докладов с конференций и обзорных публикаций есть существенный недостаток.

Речь даже не о том, что все они написаны на русском (иногда с переводом на английский их вводной части) и изданы в российских научных журналах. Хотя, учитывая то, что английский давно стал языком международной коммуникации в науке, уже это делает их «невидимыми» для коллег из-за рубежа, зачастую не желающих учить русский или пользоваться онлайн-переводчиками.

И не о том, что большинство публикаций появилось в одном и том же «Русском медицинском журнале», импакт-фактор (показатель влиятельности научного журнала, рассчитываемый на основании цитирований) которого составляет 0,475. Для сравнения, у одного из самых авторитетных научных медицинских журналов этот показатель в данный момент равен 47,831, а в среднем в международных медицинских журналах некоторая «грань приличия» находится примерно возле цифры 4.

Основная проблема подобных публикаций в другом. Клинические испытания — сложный процесс, особенно когда дело касается воздействия на человеческую психику. Люди — существа внушаемые, эмоциональные, они могут ошибаться и неверно оценивать разные эффекты. На первых стадиях тестирование часто проходит на небольшой группе пациентов, чтобы удостовериться, что препарат безопасен и что он в принципе способен влиять в нужном направлении. При более скрупулезной проверке, которая на Западе давно стала обязательным условием регистрации лекарств (а в России порой не проводится даже после), просто большее количество участников вовсе не спасет ситуацию. Чтобы что-то более-менее достоверно доказать и снизить погрешности, которые неминуемо привносит субъективный подход, исследование должно быть рандомизированным, двойным слепым и плацебо-контролируемым. В качестве контроля может выступать и другой препарат, уже зарегистрированный и проверенный, но сам элемент сравнения очень важен.

Продолжение материала об Афобазоле читайте на сайте Indicator.Ru.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Автор: Екатерина Мищенко

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic